blog-title

Интервью с Александром Усиком для "Матч ТВ"

Матч ТВ
14 Июнь 2018
blog

Александр Усик пообщался с журналистом МатчТВ Александром Беленьким на тему проведения финального поединка Всемирной боксерской суперсерии против россиянина Мурата Гассиева.

– Александр, раз вы спаррингуете, да еще так долго, значит, вы готовитесь к бою. К какой дате? 

– Пока готовлюсь к бою 21 июля, как мы предварительно и договаривались. 

– А с местом есть какая-то определенность? 

– Пока нет. Насколько я понимаю, Comosa не может там договориться… Я не знаю, с кем она там должна договариваться, но пока договориться не может. Со мной общались представители Федерации бокса России, и я знаю, что их сторона хотела бы провести бой 21 июля в Москве. В общем, идут переговоры, но сегодня до меня дошла какая-то странная информация: вот, мол, ты боишься чего-то. Все уже готовы подписать все документы, но ты и твоя компания из страха этого делать не хотите. Ну, конечно! Самое милое дело – обвинить хохла в беспределе! 

– А вы рассматриваете возможность проведения боя в Москве? 

– Я вам скажу свою личную позицию. Мне как боксеру без разницы, где боксировать. Я жду команды, куда мне ехать. С точки зрения спортивной этики было бы справедливо провести бой на нейтральной почве. Допустим, я хочу, чтобы бой прошел в Киеве, чтобы мои болельщики и вообще те люди у нас, которые любят бокс, могли посмотреть наш бой с Гассиевым. Соответственно, поклонники Мурата хотят, чтобы это произошло в России. Это нормально, это естественно, но свое мнение по этому вопросу я сказал. Пусть Comosa назначит место, а я с командой готов ехать туда, куда скажут, потому что мы тренируемся, мы готовимся на 21 июля, и я не хочу, чтобы эта работа пропала даром. Мне нужны чемпионские пояса WBA и IBF, мне нужен Кубок Мохаммеда Али, а значит, мне нужен бой с Муратом, потому что ни у кого, кроме него, нет поясов, которых не хватает для моей коллекции, и только в бою с ним я могу завоевать Кубок. 

– Я правильно понял, что если Comosa скажет, что драться надо в Москве, вы возражать не будете? 

– Я не буду возражать. Однозначно. Думаю, и моя команда не будет возражать, потому что мы спортсмены, мы выходим на ринг боксировать. Ну, а где это будет, это уже решают промоутеры, менеджеры. С ними об этом надо договариваться, но никак не со мной. Мне нужно только сказать, где и когда это будет. Там я и буду драться. 

– Александр, вы раньше говорили, что не хотите боксировать в Москве, вы изменили свою точку зрения? 

– У нас с этим какая-то темная ситуация. Был издан закон, согласно которому украинские спортсмены не имеют права принимать участие в соревнованиях, проходящих на российской территории. На данный момент все выглядит так, словно этот закон то ли отменили, то ли его вообще так и не приняли. Я точно не знаю. Так что я могу только повторить: мне все равно, где боксировать. Мне нужен этот бой. Мне нужен Кубок. Мне нужны пояса. 

– Вы не опасаетесь того, что в Москве можете столкнуться с какой-то судейской необъективностью, как это часто бывает на чужой территории? 

– Если честно, я об этом не думаю. Мы предполагаем, а Бог располагает. Но, конечно, такие вещи бывают везде. Поэтому я и считаю, что бой в идеале должен проходить на нейтральный территории. 

– В таком случае, какая нейтральная страна вам первым делом приходит в голову? 

– Без разницы. Германия, Англия, Латвия (в Латвии с большим успехом прошел полуфинальный бой суперсерии между Александром Усиком и латышом Майрисом Бриедисом. – «Матч ТВ»). Да любая европейская страна, любые европейские города. Можно и не в Европе, а, например, в Австралии. Потом, смотрите, это ведь Кубок Мохаммеда Али. Он американец, поэтому было бы логично провести наш бой на его родине. При этом я, конечно, понимаю, что там будет трудно продать бой украинца и россиянина. Поэтому самое логичное место – это где-то в Европе. Здесь где бы наш с Муратом бой ни проходил, туда приедет много народу из наших стран. Можно провести наш бой в Англии, в европейской столице бокса. 


– Тогда поговорим немного о том, что касается лично вас. Как проходит подготовка? Не беспокоит ли травма, из-за которой бой пришлось переносить? 

– Слава Богу, нет. Подготовка проходит хорошо, все строго по плану. Мы тут все время плаваем по одному и тому же «бермудскому треугольнику»: тренировка-отдых-питание, тренировка-отдых-питание… Александр Гвоздик помогает мне. Мы с ним не только тренируемся, хотя это, конечно, основное, но среди прочего еще и катаемся на лошадях. В общем, все идет хорошо. 

– Как вам кажется: Гассиев – это самый трудный соперник из всех, кто у вас был? 

– (Смеется.) Знаете, пусть этот бой сначала состоится, а как только он закончится, я вам обязательно скажу. 

– Вы встречались с Муратом в Сочи на его бою с кубинцем Юниером Дортикосом. Какое впечатление тогда на вас произвел Гассиев? 

– Приятный скромный парень. Ничего кроме уважения я с его стороны не видел и сам его очень уважаю. Так что ничего, кроме хорошего, сказать не могу. 


– А как боксер? На вас произвело впечатление, как он разобрался с Дортикосом? 

– Хороший поединок. Посмотрел его с удовольствием. Некоторые говорят, что я, когда смотрел этот бой, испугался. Ну, это же хорошо, что они так говорят.

Комментарии

Комментарии в Фейсбуке

Комментарии в ВКонтакте

Все статьи